До ввода котельной в эксплуатацию установили немецкие датчики давления Dungs.  |  Вакансии в Екатеринбурге.  |  grand capital



Свадьба


Навигация
 


Свадьба

Как социально-бытовой обряд, функционирующий по сей день в Белгородской области, свадьба имеет свои особенности, формирование которых можно объяснить ориентацией на южнорусскую свадебную традицию.
Этой же традицией можно объяснить и слово, её сопровождающее. Наиболее существенным признаком этого слова является то, что сопровождается свадьба языками диалектов. Русский и украинский языки дают свои виды диалектного слова, а отсюда несколько видов народно-поэтической свадебной традиции. Другой существенный признак её - присутствие типичных для русского обряда этапов свадьбы, начиная от "сватания" и кончая этапом "завершения свадьбы".
Третий момент, характеризующий свадьбу региона, - связь с целым славяно-русского обряда: элементы двоеверия, древнейшие рудименты языческой культуры.
Материал по свадебному обряду, представленный в области, вполне позволяет воссоздать её как национальную традиционно-родовую модель, развернув каждую из её составных поэтических частей.

1. Cватанье

На этом этапе обрядового действа в местном материале наименее всего просматривается христианская традиция, но в том или ином виде все же присутствует. Например, в Большебыково Красногвардейского района сваты, зайдя в дом, Богу помолятся, а потом уже начинают песню. Молитва - христианское начало, песня - языческое.
Можно предполагать, что сватанье выросло из древнейшей формы народной культуры - магических, заклинательных культов, направленных на природу. Здесь много имен-названий охотничьих ритуалов: промысловая дичь ("утица", "селезень", "куница") и, конечно же, "охотник".В этой части обряда много элементов "молчаливого" языка знаков: тыква - вместо словесного отказа, ритуальный хлеб, знаковые полотенца, ритуальная повязка - "красота", ритуальный головной убор - "сорока" и пр атрибуты более древних ритуалов.
Как и в славяно-русском обряде свадьбы, в событии сватания заметны такие тенденции:

  • во-первых, придавали значение воле детей перед тем, как решать, куда "засылать сватов". Сохранилась двойная традиция: в Красногвардейском районе, например, воля детей имела значение в селе Роговатом Старооскольского района невесту обычно выбирал не жених, а его родители, и часто до "запоя" (помолвки) жених и невеста не видели друг друга в лицо;

  • во вторых, сватали не только свахи-профессионалки, а и родственники. Причем были села, где с точки зрения ритуала имело значение, сватает ли мужская половина, или женская.

  • в-третьих, сватание было началом магического "торга", о чем свидетельствует метафорический язык, активно используемый на этом этапе ритуала свадьбы: загадки, обереги...(см. дальше по тексту)

  • в-четвертых, этот вид обряда включает много ритуальных песен;

  • в-пятых, наряду с песенным словом здесь много сохранились иные виды фольклорного слова: пословицы, поговорки, плачи, слова-обереги, попевки, величальные песни.

Как пример можно привести слово-оберег при входе в дом: "Матицу не переходите, а то невесту не отдадут"( с. Большебыково).

Песенное слово из села Большебыково:

Ох, как мамка-обманщица,
Галина Николаевна,
Ой, люли, Галина Николаевна.
Обманула Галинушка девушек-подруженек,
Да родимого батюшку и родимую матушку.
Ой, люли, люли.
Да сказала Галинушка:
"Да замуж не пойду, да подумаю".
Ой, люли, люли.
Да глядим, наша Галинушка загулялася,
С молодцом застоялася,
Ой, люли, люли.
С молоденьким, холостеньким,
Ой, люли, люли.
С неженатым, холостеньким,
С Владимиром Николаевичем.
Ой, люли, люли.
Да, Галина Николаевна, да иди,
Не разгадывай,
За хорошего молодца,
За Владимира Николаевича.
Ой, люли, люли.

В селе Грязное Белгородского района сватать невесту ездили отец жениха, жених, дружки жениха, то есть обязательно только мужчины. Крестная и остальные женщины ездили только на свадьбу. Приходили сваты в дом к невесте, говорили слова-обереги, слова-загадки: "Здравствуйте, здравствуйте, люди добрые! Примите наш хлеб-соль, мы идем издалека, у нас пропала телочка, вы не видели?" Могли говорить об охотниках и утках. Сватов встречали хлебом-солью и водкой. Ставили жениха и невесту, спрашивали - сначала жениха, потом невесту - о согласии. Если невеста согласна, то стоит возле печки. Договаривались о "большом магарыче", т.е. о свадьбе. За стол при сватанье жених с невестой не садились. Сидели возле печки.
Отказ невесты назывался "поднесла гарбуза", или "чайник повесила".

В селе Кузьмино сваты могли начать свататься таким видом слова: "У вас голубка есть, у нас - голубь. Может, мы соединимся?" Невестины сваты отвечают: "Нет у нас никакой голубки, так что вы к нам не набивайтесь, не заходите даже!" Но жениховы сваты настаивают, ломятся в дверь. Их шутливо не пускают, однако, в конце концов, двери раскрываются. Начинали играть разные песни, предназначенные для сватовства. Одна из этих песен:

Ой, сел-полетел сизый голубь к голубкам.
Услыхала-увидала, ой, сизая голубка,
Ой, чем же мне сизого голубя удивить,
Ох, уж я удивлю сизого голубя звонкими крылами,
Посажу я сизого голубя за стол за дубовый,
Накормлю я сизого голубя ключевою водой...


Подъезжал Иванушка ко двору,
Сустрела его моя матушка на крыльцу.
Ой, детинка моя милая, где ж ты был?
Где ж ты был?
А я был - побывал, молодой жены искал.
За столом за дубовым я сидел,
На хорошую на Натальюшку я глядел...

В деревне Федчевка Ивнянского района во время сватанья сваты могли попросить невесту показать умение шить, вышивать. Родственники жениха предлагали выпить вина отцу невесты. Если он выпивал, значит согласен на брак. Невеста обращалась к отцу:

Не принимай-ка зелена вина,
Не пропей-ка свою любимую дочь.
Уж ты дочь пропьешь - не выкупишь,
Ты пропей лучше широкий двор.
Ты двор пропьешь - выкупишь,
Дочь пропьешь - не выкупишь!

Отказом служила тыква на столе, или сватов прогоняли, не пускали в дом.

После принятия предложения поздравляли жениха:

Как у свата во дворе,
У Николая Петровича,
В трое колокол ударили,
Молодца поздравили
Со своей будущей женой,
С раздушой красной девицей.

2. Сговор, смотрины, пропой, просватанье

Эта часть обряда в области характеризуется как продолжение торга продажи-купли. Называлось это действо еще и "помолвкой".
Договор в селе Большебыково проходил без песен. "Под вечер, в так называемый "легкий день" (вторник, четверг, суббота, воскресенье) приходят свататься родственники жениха. Его мать, войдя к невесте в дом, незаметно оставляет в укрытом месте палку. Родители зовут дочь, она садится по правую сторону от своей матери: значит, согласна. Тогда условливаются принести "повесть" (весть о договоре, о согласии).
На следующий вечер родичи жениха (на этот раз, помимо женщин, идет и отец) приносят пирог - сдобную пшеничную хлебину, а также блины, курочку.

- Можно? Мы пришли за делом.

- Можно. За каким?

- Да были мы у вас, и палку забыли. Мы ее возьмем. Доколе же ей тут быть? Не одни мы первые, не одни мы последние, принесли "повесть" и желаем договориться".

Обсудив необходимые приготовления к свадьбе, родные жениха встают из-за стола. Мать шутливо говорит палке: "Ну, пойдем домой. Хватит тут быть, надо и дверь закрыть".

В селе Роговатом после помолвки, поздравив жениха и невесту, присутствующие пели :

Ходил, гулял, эх, добрый молодец
По крутому бережку, ой, да бережку.
Эх, расчесывал кудрюшки расческою,
Белым рыбьим гребешком.
Бросал он кудрюшки да на воду,
Ой, на воду, на воду.
Под самую под волну,
Ой, под самую под волну.
Плывите вы, кудрюшки,
По крутому бережку, ой да бережку.
Там милая моя водицу брала, ой да брала.
И скажите ей поклон, чтоб она тужила обо мне.
- Нехай о нем тужит огонь да вода, ой, да вода.
Да не я, девка молода, ой да молода.
Как он надо мной, ой, да измывался,
Ой, да измывался.
Привязывал конюшка к моей русой косе,
Ой, да к моей русой косе.
Вырезал ремешки из моих белых грудей,
Ой, да белых грудей.
Высекал огонь из моих алых щек,
Ой, да алых щек.
- Милая моя, неправда твоя.
Ой, неправда твоя.
Привязывал я конюшка к зеленому дубочку,
Ой, да к зеленому дубу.
Вырезал ремешочки из рябинушки,
Высекал огонюшек из кремешочка.

В селе Роговатом пели, когда к воротам невестиного дома подъезжали сваты на сговор. Подруги невесты выбегали во двор, запирали ворота, не пускали сватов, и девушки пели:

Ох, вы подуйте, буйны ветрушки,
Раскачайтеся, вереюшки,
Растворитеся, воротушки!
Ворота отворялись только после выкупа.

Впуская сватов, девушки пели:

Ох, к нам бояре на двор въехали,
К нам большие на крыльцо взошли.
Аграфенушка испугалася,
Алексеевна сторопилася,
За красных девушек схоронилася.
- Вы подруженьки, красны, красные девушки,
Красные девушки, схороните меня.
К нам приехали разлучники,
Разлучают меня с отцом-матерью,
С отцом-матерью, родом-племенем.

В Старооскольском районе священник должен был благословить молодую пару. Этот обряд назывался "образованием". После жениху должны были отдать сумму денег, причитающуюся за невестой. Если не отдавали, то жених мог отказаться от свадьбы, несмотря на благословение.
Смотрины здесь назывались "поглядки" и проходили в доме невесты.
Хозяйство жениха тоже тщательно осматривали, обряд назывался "дворы смотреть". Происходило это после поглядок.
С момента сговора невесту называли здесь "просватанная".

В селе Алексеевка подруги невесты пели во время сговора:

Брала, выбирала Марьюшка лен, лен.
Гнала подруг вон, вон, вон.
Нечего было подруг гнати.
Нечего было лен пряти.
Нечего подруг выгоняти вон, вон.

А.Иванов. в работе "Традиционная свадьба южной России" писал, что во время пропоя в селе Большебыково Красногвардейского района обычно пели первую свадебную песню - "Обманка-обманщица". За нею без перерыва следовали и другие песни, также приуроченные к этому дню. Эти песни воспринимались строго и серьезно. К невесте, как обычно выражаются сельчане, "является унылость".
После дома невесты гурьбой отправляются в дом жениха. А по пути, какой бы долгой ни была дорога, все время пляшут, поют все новые и новые песни. Первой в дом жениха входит сваха жениха. Она торжественно спрашивает: "Освобождено место молодых?" Затем кладет в красный угол на скамью вывороченную шубу из овчины. На столе уже лежат связанные шнурочком ложки, "лицом к лицу" (выемками одна к другой): "...чтоб уважали и понимали друг друга". Проходит за стол на свое место жених, за руку ведет невесту. Им помогают забраться на шубу, удобно сесть. Вновь в установленном порядке звучат песни: "Обманка", "У нас на дубчику", "Перебор".
Свахи производят ритуальное действо - зажигают свечу и наливают вино в две маленькие рюмочки, и выпивают вино. Пустые рюмочки легонько стукают горлышко о горлышко и, опрокинув, ставят на стол подле молодых. Женихов сват дунул - потушил свечу. Отец жениха возглашает: "Свахи-сваточки, и у нас пропой начинается!" Хозяева потчуют гостей холодцом, потом подают борщ, потом и лапшу на курином бульоне, баранину с киселем, а под конец - кашу. Молодые поначалу не едят. Ведь их ложки связаны! Лишь через некоторое время, как бы спохватившись, свашка развязывает шнурок. За столом веселье, песни. Однако на дворе уже темная ночь. Все быстро расходятся. О молодых будто забывают, и они еще долго ведут свои разговоры, гуляя по ночному селу.

Жительница села Красный Острожек Яковлевского района Ирина Карповна Локтионова: "На прапоицы нивеста заветь сваих падрух. С жинихом приижають мать, отец, сестра или брат - хто есть, много не приежжають. Привозять свои харчи, водки. Тада молодых (жиниха с нявестой) сводють одних у другую хату, они богу помоляцца, поцалуюцца. Бувая, сводють у соседа в хате. Там их угощають - туды, к соседу, нясуть все свае.

А девки, что давеча посхадились, играють песни, песни - "прапоицы", для етаго особые песни были.

А перед етим, как зачинать играть, упротяг (протяжно) какая-нибудь успрашивая благаславления у отца и матери маладой (невесты):

- Иван Пятрович, Митрадора Кузьминишна, благаславитя девкам песню сыграть.

- Бох вам благаславляя.

Тада девки становюцца у карагод, играют "лели". Патомича девки расходюцца по своим хатам, а маладой уежжая со своей дамой".

3. Подготовка к свадьбе

В основном от сговора до венчания в Старооскольском районе проходила неделя. Если приданое было готово заранее, срок сокращали до нескольких дней. В это время жених ходит к невесте, которая с подругами поет песни. В субботу, с заходом солнца, у ворот невестиного дома слышится песня "Пойду я по улице, два двора минуючи". Девушки три раза поют ее, провожая парней "рубашников", которые идут к жениху. Они несут ему праздничную рубаху. Обычно старший здесь - невестин брат, он несет рубаху в платке, который был на невесте в день встречи со своим женихом.

B селе Роговатом молодые родственницы невесты и девушки-швеи в полдень ходили к жениху - "ворот мерить". После обеда в доме жениха они становились в круг и пели величальные песни жениху и невесте:

Шелковая ленточка, она к стенке льнет.
Люли, люли, к стенке льнет.
Николай-то Аграфенушку туго к сердцу жмет.
Люли, люли, вот лешеньки, туго к сердцу жмет.
Он жмет, прижимает, все выспрашивает,
Вот люли, люли, лешеньки, все выспрашивает.
- Ты скажи-ка, голубушка, кто от роду тебе мил?
Ты скажи-ка, Аграфена, кто от роду тебе мил?
- Мне милей милешенька родимый мой батюшка.
- Эт неправда, Аграфена, эт не истина,
Ты скажи-ка, Аграфена, кто тебе от роду мил?
- Мне милей милешенька родимая матушка.
- Эт неправда твоя, эт не истина.
Люли, люли, вот лешеньки, не истина.
- Ты скажи-ка, Аграфена, кто тебе от роду мил?
- Мне мил от роду мой дружочек, Николай Устинович.
- Вот эт правда, Аграфена, вот эт истина.

После заката солнца девушки заплетали невесте косу (село Роговатое). Во время обряда невеста причитала:

И ох, да любезные мои подруженьки, красные девушки,
И ох, да встаньте вы во единый кружочек,
И ох, я горькая горюшечка, среди круга большого,
И ох, сядь ты, любезная подружечка,
И ох, сядь ты, Марья Максимовна,
И ох, на стороннюю на лавочку под красное солнышко,
И ох, а я, горькая горюшечка, в слезовое стульце,
И ох, возьми-ка ты мою косу русую,
И ох, в свои ты белы руки,
И ох, заплети ты мелко-намелко,
И ох, крепко-накрепко,
И ох, в пятьдесят пять прядичек, в девяносто уголышков,
И ох, чтоб наши свашеньки-сваточки ноженьки пристояли,
И ох, ноготочки поломали, расплетая косу русую.

4. Девичник

Как и в контексте славяно-русского фольклора, на девичнике невеста прощалась с уходящей незамужней жизнью, "хоронила" её, поэтому здесь основное слово - плач.
Татьяна Васильевна Давыдова, жительница села Большебыково так рассказывала о девичнике:
"Собирая нас, сажая за стол. Самую любимую подругу сажая под святые. А какие не очень любимые, садятся на скамейки, на лавки. Вот играем мы песни. Вечерние играють к вечеру. Петь одной как-то неудобно... Проиграем песню одну, вторую, третью, и начинают девок кормить. Покормят девок, а потом нявеста кланяется три раза, выходя и начиная девок целовать. Любимая подруга ложится с нею спать, а остальные все - рядом на полу. Утром устаем, умываемся, она подает нам мыло, которое принес ей жаних вечером с полыстью. Этим мылом мы умываимся. А потом заиграем песню и начинаем плесть плетеньки и песни поем:

Поплыла утушка, поплыла серая.
Да тростник качала, ути,
Ой, лю-ли, лю-ли,
Да тростник качала.
Да за нею глядел,
Да за нею смотрел,
Да сизой селезенька,
Ой, лю-ли, лю-ли,
Да сизой селезенька.
Плетеньки плелися,
Плетеньки плелись,
Да косы расплетались.
Ой, лю-ли, лю-ли...
Поплетем плетеньки,
Поиграем песни,
Начинаем каравай валять.
Каравай поваляем,
В печку посадим,
Тоже поиграем песенку:
Каравай кругом столика,
Пошел яровой.
Кругом столбушка пошел.
А потом каравай у печку пошел...

На этом утренняя церемония окончена. Мы расходимся по домам, одеваемся у красный наряд. Вечером были у белых рубахах, утром - у красных. Потом идем к жениху. Становимся посеред дома и играем песню:

Эх, взыграли да взыграли
Ивановы кони взыграли,
Ой, лю-ли, взыграли...

А побыв у жениха, приходим опять до невесты. Садимся за стол, играем песни. Много песен играли днем."

Девишные песни создают особое настроение прощания с былым, как например, эта:

Там летала и порхала
Перепелочка по садочку, по зеленому,
Она била-оббивала
Золоты крылья о будылья.
Она будила-спробуждала
Яснен сокола из гнездечка, из витого: -
Ты встань-ка, встрепыхнися,
Яснен сокол, из гнездечка...
В селе Кузьмино пели:
Ой, выкатили бочку дубовую, выкатили,
У Ивана дочку выманили...

В селе Гредякино на девичнике пели:

Шло, вышло солнышко по-за лебедью,
Плавала рыба-щука по-за берегом.
Умная Мария все по-за столью,
Бросила ключики на дубовый стол:
- Я тебе, мой батюшка, не ключница,
Ключница я, батюшка, лихому свекру.
Шло-вышло солнышко,
Двинула пятиники вдоль палатки у кут:
- Я тебе, маменька, не швеечка,
Швеечка я лютой свекрови.

В Шебекинском районе сохранились причитания невесты на девичнике:

Ох, как-то мне, младой, быть, младой быть.
Ох, как-то мне да к чужой семье привыкать.
Ох, как-то мне да чужого мужика батюшкой называть?
А чужую бабу матушкой покликать?
Встану я рано поутру, поутру,
Выну я сердце из себе, из себе.
Да кину я сердце под порог, под порог.
Да я-то на сердце наступлю, да наступлю.
Да чужого мужика да батюшкой назову.
А чужую бабу матушкой покличу.
Да чужой мужик - батюшка, батюшка,
Да Сереженька ладушка.
Да чужая баба - матушка, матушка,
Да Григорьевич милый друг.

В селе Истобное пели другие свадебные причитания:

По новым сеням вот Марьюшка ходила,
Да усе ж она цепочкою звенела,
Да усе ж она родного батюшку будила:
"Устань, проснись, мой батюшка, полно спать.
Не пора ли тебе, мой родненький, уставать?
Погляди-ка, мой батюшка, в окошко.
Там семь коней, там семь вороных,
Какой-то мой Ванюшка на коне,
Какой-то мой Федорович...


Ой, под лесом, ой, под темным,
Ой, под листиком, под широким
Молодой дядька сено кося.
Молодая сваха возле ходя.
Возля ходя, траву нося.
А траву нося, коня кормя.
Наедайси, конь, наедайси,
Ключевой воды напивайси.
Везть табе, коню, чужую сваху,
Молодуя сваху.

В селе Алексеевка Яковлевского района пели:

На кроваточке подушечка лежала,
Да лежала, лежала.
На подушечке Татьянушка сидела,
Ой, да сидела, сидела.
Татьянушка в оконушку глядела,
Да глядела, все глядела.
- Не бери, не бери, колымашечка,
Далеченько, да далеченько.
А вели меня, мой ты батюшка,
Близенько, ой, близенько.
Великая мне порадушка с тобою.
А вели меня, Татьянушку,
Ой, ты батюшка, близенько.
Не вели, не вели, мой батюшка,
Отдавать, мой батюшка, в чужбину.
Ой, в чужбину, в чужбину.
А я на чужбине
Да ничем-ничего не знаю,
Ох, не знаю, не знаю.
- А я тебя, дитятко, поучаю,
Ой, поучаю, да поучаю.
Пошлют тебя, мое дитятко,
Да в терем, ох, за сладким за вином,
Ох, за вином, за вином.
Ой, зайди ты, мое дитятко, в терем.


Ой, кумушки, голубушки,
Сестре своей подружушки.
Ой, лели, лели, лели,
Сестре своей подружушки.
Сойдитеся, соберитеся,
Говорите через пословицу.
Ой. лели, лели, лели,
Говорите через пословицу.
Кто в мужья за молодую?
Молодая и хорошая,
Как ягодка да налитая.
Ой, лели, лели, как ягодка налитая.
А в праздники да удалая.
Он не младой - старенький-то.
Да седой волос в бороде-то.
Старый да на воле тут не ходи.
Не млад уж, да не по ней.
Петруша то тебя закрывает,
А цепочкой он тебя накидает,
А замочком да замыкает,
Ой, замыкает.


Как я млада не глядела,
Да из дому уходила,
Ой, лели, лели, лели,
Далеко от дома да уходила,
Чепельное платье да надевала.
В алым чулке наряжалась...

5. День свадьбы

а) до свадебного пира

В селе Хомутцы Ивнянского района невеста, когда повивали, сидела за столом, покрытым белым полотенцем. Девушки ей пели:

Черная наша галушка, черная наша галушка,
По полю летала, по полю летала,
По полю летала, к горе припадала.
К горе припадала, у горушки пытала:
"Какова зима будет?"
Красная наша Марьюшка за столом сидела,
Красная наша Ивановна за столом сидела,
К столу припадала, у отца пытала:
"Скажи, скажи, батюшка, какова семья будет?"
- "Свекор и свекровья, деверья и невестки
И лютые золовки".


Куры, куры, куры рябые,
Куры рябые, петухи молодые, гребни ясные.
Да вы не пойте, куры, рано на заре, все на зорюшке.
Не будите меня, молоду-молодешеньку.
А я, молода, всю ночь не спала,
Всю ночь не спала, все дружку ждала.
Приехал дедушка, приехал лютый
Рано на заре, все на зорюшке.
Сам пошел у сад виноград ломать.
Сломил веточку-виноградочку,
Натальюшке - ненаглядочку,
Ненаглядочку, ненасмотрочку.


Под лесом, под лесом, под темным, зеленым,
Там наши пахали четыре сошенки,
Четыре сошенки, пятая борона.
Шестая - простая, и та не гуляя,
Бел лен рассевая, сея с приговором:
"Зародися, лен, лен,
Зародися, белай, белай, что с ковылой,
А крепкой, что жилой,
Золоты коренья, позолочены перья.
А мне горе, горе-гореванье.
Приедут бояре, привезут карету.
Карету дворянина, дворянского сына.

При расплетании косы пели:

Чешите-маслите, чешите-маслите
Вот Марьины косы, вот Марьины косы,
Вот Марьины косы, а Ивановы кудри.

Когда зажигали свечи, пели:

Cвечи горят повивальные, свечи горят повивальные,
Трубы трубят позолоченные.
Оглянись, оглянись, свет-Марьюшка, на своих подруженек:
На твоих подруженьках - все золотые венки,
На тебе, Марьюшка, - белое полотячко,
Белое, кичейное.
Всплакнула, всплакнула Марьюшка, да у батюшки за столом
На сестер, подруг глядючи.
Да не хотелось Марьюшке от девушек отставать.
Поневолюшке отстряла, добры молодцы отбили.
Русую косушку расплели, которую матушка плетала,
Три словечушка сказала: "Будь всей семье покорная,
Почитай свекра со свекровью и меньших золовок,
И пересудливых невесток, и переговорушек-тетушек."

Когда невесту выводили из дома отца, пели:

Красная Марьюшка по сенечкам шла со свечею,
По двору шла тучею, к воротам - грозою,
Ударила о ворота золотой стрелою:
"Раскачайтесь, вереи, расступитесь, бояре,
От слез батюшку не вижу,
От рыдания не слышу, чем меня батюшка дарует.
Дарует батюшка большими дарами,
Богатыми городами с обоянскими купцами,
А промеж купчиков - молодец, он на вороном коне,
На седелечке кованом, на струменечке золоченом.

В селе Гредякино, когда невесте расплетали косу, она голосила:

Милая моя золовушка,
Не расплетай мою косушку,
Гладкую головушку.
Она у меня гладко приглажена,
Гребешком причесана.

Когда подруги и дружки везли невесту под венец, они пели:

Из-за лесу, из логу зеленого,
Ехали бояре, все стрелялись
Стреляйте, ой, братцы, стреляйте,
Ждите меня на божьем суде.

(Эту песню исполняли пять-семь раз.)

После венчания молодые садятся в повозку вместе, подруги и дружки пели им:

Клечика, клечика
В студеном колодце.
Там Иван коня кормил,
Марья воду черпала.
Там они увидались,
Перстнями обменялись.

У крыльца молодых встречали свекор со свекровью. Девушки при этом пели:

Ой, возыграл, возыграл
Иванов конь возыграл.
Ой, разбивал, разбивал,
Конь копытом разбивал,
Выхлестал, выхлестал,
Студеной воды выхлестал.
Вымучил, вымучил Марьюшку-голубушку.
Ой, тужила-плакала
Марьюшкина матушка:
"Кто у нас, кто у нас
По новым сеням походит?
Кто семеюшку взвеселит?"
Отвечает Иван:
"Ой, я у вас по сеням похожу,
Ой, я вашу семеюшку взвеселю".

Когда молодую повевали (надевали сороку), пели:

Свечка на стенке висит.
Ягодка на блюдце лежит.
Молодую Марьюшку полотенечком.
Свечка да Марьюшка.
Ягодка да Марьюшка.

Часто пели:

Ох, ты ж гуляньице, гуляньице мое,
До чего ж ты, гуляньице, меня довело.
Довело ж меня гуляньице до того, до того,
До великого позора, до стыда,
До великой, да до свашечки, до души...

В селе Большебыково Красногвардейского района невеста в день свадьбы должна была встать первой, чтобы разбудить оставшихся ночевать с ней подружек. Песня, с которой начинается свадебный день ("У нас рано на зарю") как бы торопит черед будущих событий. В течение этого дня будет возрастать напряженность, возбуждение. Более подвижными станут песни. У молодой расчесывают волосы, "плетут плетеньки", напевая: "Поплыла утушка, поплыла серая в тростник ночевать...". В полдень подружки садятся готовить каравай. Непрерывно, одна за другой, следуют обрядовые песни. Под их звучание и лепят каравай, и ставят его в печь, а затем "по солнцу" трижды обносят испеченный каравай от дверей по всей хате вокруг стола.А перед домом жениха собирается праздничный "поезд"( до десяти-четырнадцати тарантасов или козырчатых саней, если лежит снег). Запрягают коней. Звенят бубенчики. Дугу обматывают кумачом. В гриву конюх вплетает три ярко-красные ленты.
В хате поют свадебные песни, но обращены они непосредственно к жениху. Он слушает последние наставления:

Начнут тебя потчевать
И по отчеству называть,
Станут вино подносить -
Не пей вина, не кушай,
Вылей коню под гриву,
Под правое копыто...

Из дома жениха направляются к молодой несколько женщин, несущих для девушек булочку. Сваха тут же разрезает ее, дает всем подружкам по кусочку. Поются, чередуясь, медленные песни - "унылые". Молодая сидит в красном углу.
Приезжает поезд. Невестина свашка прометает дорогу от ворот до двери (потом эти прутики затолкут в печь, ими будут разжигать огонь). Отец и мать встречают жениха у порога: "Добро в любви". Мальчонка лет одиннадцати (невестин племянник) берет скалку и выгоняет девушек из-за стола. Свахи усаживают жениха рядом с молодой. Перед ними - связанные ложки. Невестина сваха ставит в красном углу свечу, а женихова зажигает еще две свечки, обернутые концами длинного полотна ("покрывала"). Один конец передают "дядьке" (брату), а другой - подростку, что выгонял невестиных подружек. Они натягивали "покрывало", загораживая молодых от глаз присутствующих.
Много людей в хате! Какая-нибудь женщина начинает петь: "Затрубили трубушки..." Под песню невесте сваха медленно расплетает косу. Вторая сваха чинно расчесывает кудри жениху. Невестины волосы сваха сплетает в две косы и связывает их на макушке. Пук волос она обматывает шнурком вместе с "рогами" кички - части сложного женского головного убора. Наконец, с песней "Господи, благослови, Кузьма-Демьян, свадьбу ковать!" на голову молодой водружают сверкающую золотыми нитями "сороку". А поверх шапочки-сороки повязывают дорогой нарядный платок. Молодую "повили", свадьба скреплена.
В день венца в Старооскольском районе забирали постель, т.е.имущество невесты, перевозили в дом жениха. В день свадьбы сваха мыла невесту в бане. Жених обряд бани не совершал.
Из церкви возвращались другой дорогой (от сглазу).
Обряд бани невесты перед свадебным пиром совершался в селе Федчевка Ивнянского района . При этом пели:

Заводилась мыленка
Как у наших девушек,
Затоплялась банюшка,
Разгоралися дровешка.
Первые-то дровешки - березовые,
Другие-то дровешки - сосновые,
Третьи-то дровешки - кедровые.
Накалилася каменка,
Каменочки троеразные.
Троеразные, самоцветные,
Самоцветные, лазоревые.

Во время расплетения косы невеста должна была причитать, а если сама не умела, приглашала плакальщицу:

Потрудитесь, мои сестрицы,
дить по тетушкам, по дядюшкам,
осите моих тетушек-дядюшек,
Приближенных соседушек
Ко мне на девишничек.

Расстилали шубу, невеста становилась на нее и просила благословения у родителей, кланялась:

Не гром гремит в тереме,
Не верба в поле шатается.
Ко сырой земле приклоняется -
Милое чадо благословляется
Ко златому венцу ехати.

При отъезде свадебного поезда его осыпали хмелем:

Разливается полая вода,
Потопляет весь широкий двор.
На дворе-то - три кораблика:
Как и первый-то кораблик -
С сундуками, со укладами,
А другой-то кораблик -
Со купцами, со бояр
А третий кораблик - со душою красной девицей.
Заюшка лесы обегает,
Сватьюшка хмелем осыпает.
Гордая хмелем осыпает.
Дружилушко вослед ходит,
Хороброй кнутом порет.

О приезде свадебного поезда к дому жениха оповещала песня:

Андрей едет с суженой, с суженой,
Со своей суженой Натальей Ивановной!

В день свадьбы поезжане выкупали место жениха:

Продал брат сестрицу
За рубль, за полтину,
За золотую гривну.
Продал, променял,
Черные черочки подвязал.

Плач невесты:

Ой, орел ты, орел ты, орел ты молодой.
Чи не был ты, орел, на сторонушке родной.
Чи не плаче семья, печалится,
Хто за мною побывается?


Дружка невесты должна была одаривать жениха и невесту, приговаривая: "Дарю вам капусту, чтобы в доме не было пусто, дарю вам картошку, чтоб родился Антошка. Дарю вам картинку,чтоб родилась Людмилка. Дарю вам утюг, чтоб Андрюша был верный супруг."
В доме невесты в селе Нагольное Ровеньского района пели:


Ехали бояре горою, забрали Марусю с собою.
Поехали, Марусенька, с нами,
Дадим тебе квиточку с перьями.
Я квиточку не ношу,
Полюбила Ванечку як душу.


У невесты расплетали косу, покрывали платком. Одна из женщин говорила:
Слушайте, старосты, что мы будем плести.
Что вы задумали, загадали, мы сделаем сами.
С кныша - паляницу, с дивчины - молодицу.
За таку весть - чарок по шесть.
А хочь по одной, но полной.
А хочь по половине, так всей родне.

В доме жениха две женщины стояли с платком над молодыми и три раза повторяли:

Покрывачка плачет, покрываться хочет.
Не так покрываться, как целоваться.

В селе Истобное, когда невесту везут к венцу, пели:

Солнышко за лес закатилось,
Ясное - за темно-зеленый.
Марьюшка со двора съезжала.
Ивановна с широкого подворья.
- Ох, доченька, заночуй ноченьку.
Ох, родная, заночуй другую.
- Ох, мамочка, рада ночевала б,
Ох, родная, рада б и другую.
Иванушка за руку держит,
Егоровна, за рученьку праву.

б)Свадебный пир
Большебыково. Допоздна гремит веселье сначала в доме невесты, затем и у жениха, куда приходят на праздничное застолье гости. Каждого из гостей - всех до единого - "обыгрывают" песнями (им поют ).
Свадебных величаний очень много: свои для холостых парней, свои для супружеских пар. Особые величания есть для почитаемых в селе людей, а иным нерадивым сельчанам, напротив, адресованы колкие и обидные корительные песни. Те, кого обыгрывают, по желанию могут выйти поплясать. Каждый непременно должен заплатить игрицам за честь и хвалу. Горе тому, кто нарушит обычай! Певицы найдут для него такую песенку, что еще долго все село будет с восторгом обсуждать, как устыдили на свадьбе этого гостя.

В селе Грязное Белгородского района всю свадьбу вел дружка. После венчанья ехали к жениху. Свадебный пир здесь продолжался семь дней. Девушки не пили на застолье, на второй день ходили только старики.
В Старооскольском районе за свадебным столом жениху и невесте разрешалось есть, в других - нет, или категорически не разрешали пить спиртного.
Временно на место жениха садился кто-нибудь из гостей и требовал выкуп. Выкуп производился поцелуями.
Молодых сажали в центр, в святой угол усаживали родню и родителей жениха, затем усаживались все остальные.

В Федчевке вести свадебный пир выбирали дружку:

Исполать тебе, добрый молодец,
Свет (имя-отчество жениха).
Из ковшей в ковши наливать,
Из природства бояр выбирать.
Он выбрал себе дружка,
Своего крестного батюшку,
Свет-Ивана Петровича.

После выкупа места молодых осыпали зерном, говорили:

Катился бел виноград да по загорью,
Красно солнышко да по залесью,
Дружка со князем да по застолью.
Сзади за ним посыпальная сестра,
Сыпет житом и хмелем.
Житом посыпет, - чтобы жить хорошо.
Хмелем посыпет, - чтобы жить хорошо!

Затем дружка соединял руки жениха и невесты, в этот момент пели:

Ягода со ягодой сокатилась.
Ягода со ягодой целовалась.
Ягода со ягодой обнималась.
(обряд передачи невесты жениху)

После этого молодые садились на свои места:

Упал соловей на свое гнездичко,
Сел князь на свое местичко.

О совместном сидении новобрачных за свадебным столом в доме жениха пели:

Ускочило солнце в оконце,
Светит месяц с зарею.
Сидит Андрей с женою,
С Натальюшкой-душою.

Невеста одаривала жениха и его родню:

По городу звоны пошли, по терему дары понесли.
Дарила дары свет-Натальюшка,
Принимал дары добрый молодец.
Добрый молодец - новобрачный князь.
В тереме мила теща бояр дарила:
Камкой, тафтой, золотой парчой.
Милого зятя - вековечным даром,
На дворе, матушка, что ни дождь, ни роса.
Вековечным даром - своей дочерью.

О том, что пора отправляться в брачные покои ("подклет") пелась песня:

Тетера за стол прилетела,
Молода спать захотела.
Залетела пташечка во чужую клеточку.
Она в дверь не вылетит,
В окно не вылетит.

О возвращении с "подклета" оповещала песня:

Конопелька добрая, былинка зеленая,
Ой, лели. лели, былинка зеленая.
Кровать тесовая, перина пуховая,
Ой, лели, лели, перина пуховая.
Одеянье было теплое,
Обниманье было крепкое,
Целованье было сладкое,
Ой, лели, лели, целованье было сладкое.

В селе Красный Хутор Белгородского района бытуют такие свадебные попевки:

Ох, где ж наша весильная мати?
Обещала по чарочке дати.
Не сырое, та й вареное,
Горилочки заробленное!


Ой, старшая дружечка,
Ой, открый виконечко.
Подывыся на сонечко.
Чи высоко сонце на неби,
Чи багато боярив на земли?
Усих краше Ванюшечка!


Ой, бряцнули ложки-тарелки,
Ой, дайте по чарке горелки!
Ой, сватья не давали,
С хаты потикали!
Ой, де ж сваты подивалися?
В солому поховалися!

Завершение свадьбы.

Во второй день свадьбы играли "ряженую свадьбу". Гости, родня наряжались в маски и костюмы цыган - у кого на что хватало фантазии. Тещу и свекровь возили к колодцу (хоть зимой, хоть летом), обливали их водой (Валуйский район). Вместо мыла брали кирпич, чтобы свекровь отмыть, отчистить. Вытирали ее тряпкой, да погрязней.
Свадьба отшумела. В следующее воскресенье молодые ехали к невестиным родителям в гости на неделю. К этому хорошо готовились. С ними приезжали и родственники жениха. Они гостили недолго, уезжали домой.

На второй день свадьбы, называвшийся "отводины", молодых в селе Роговатом величали песнями:

Что по сеням, по сеничкам,
Да по новым, новым, косячатовым,
Да по новым, новым, косячатовым.
Тут ходила - выгуливала
Да молодая боярыня,
Да что Аграфена Алексеевна,
Да что Аграфена Алексеевна.
Да и будила-пробуживала
Да и своего дружка милого,
Да своего что дружка милого,
Да Николая Устиновича,
Да Николая что Устиновича.
- Встань, проснись мой милый друг!
Встань, проснись, мой милый друг!
Пробудися, моя ягодка!
Отвязался твой добрый конь
От столба, столба точеного,
Да от колечка позолоченного,
Да поломал весь железный тын,
Постоптал в саду вишенья,
Да калину с малиною,
Да черну ягоду смородинную!
- Да не тужи-ка ты, Аграфенушка,
Да не тужи-ка, Алексеевна!
Да поживем-наживем мы с тобой,
Да поживем-наживем мы с тобой,
Да загородим железный тын,
Да насажаем в саду вишенья,
Да и калину со малиною,
Да черну ягоду смородину.


В саду ли, в садике,
Во зеленом винограднике,
Ай люли, ай люли,
Во зеленом винограднике.
Соломалися две веточки на двор,
Сокатилися два яблочка на стол,
Ай, люли, ай люли,
Сокатилися два яблочка на стол.
Два садовые, медовые,
На серебряном блюдечке,
Ай, люли,ай люли,
На серебряном блюдечке.
Что по блюдечку катается,
Ровно сахар рассыпается,
Виноградом отзывается,
Ай люли, люли,
Виноградом отзывается.
Как первое яблочко -
Королю Королевичу,
Ай, люли, ай, люли,
Николаю Устиновичу.
А другое то яблочко -
Королеве Королевне,
Ай, люли, ай люли,
Аграфене Алексеевне.
Она ходит - расхаживает,
Да зелено вино разнашивает,
Ай люли, ай люли,
Зелено вино разнашивает.
Как первую рюмочку -
Королю Королевичу,
Да Николаю Устиновичу,
Ай люли, ай люли,
Да Николаю Устиновичу.
А другую-то рюмочку -
Королеве Королеевне,
Ай, люли, ай люли,
Да Аграфене Алексеевне.


Во лугах трава растет,
Во лугах шелковая,
Ай, лели, лели,
Во лугах шелковая.
Муравая, зеленая, муравая, зеленая.
Ай, лели, лели, муравая, зеленая.
Да ну кто траву топтал, да ну кто траву топтал?
Ай, лели, ай лели, да ну кто траву топтал?
Тут ходили казаки, удалые молодцы.
Как один казак, удалой-то молодец,
Удалой-то молодец, Николай Устинович
Ай, лели, ай лели, Николай Устинович.
Он ходил, траву топтал, перепелышек ловил.
Ай, лели, лели, перепелышек ловил.
Перепелок молодых, коростелок луговых.
Ай, лели, лели, коростелок луговых.
Коростелку на тарелку, перепелицу на блюдце,
Ай, лели, ай лели, перепелицу на блюдце.
Аграфену на ручушку, Алексеевну на правую,
Ай, лели, ай лели, Алексеевну на правую.

Подруги невесты пели сестре жениха:

Да на ком кудри, да на ком русые,
Ай, люли, люли, на ком русые?
Что на Марьюшке кудри русые,
На Максимовне.
По плечам лежат.
Ай, люли, ай люли, по плечам лежат.
По белому лицу по румяному,
Ай, люли, ай люли, по румяному.
Да никто к кудрям не приступится,
Ай, люли, люли, не приступится.
Приступается родна матушка,
Ай люли, ай люли, родна матушка.
Расчесала она, разбумажила.
Ай люли, люли, разбумажила.
Мелким жемчугом пересыпала,
Ай, люли, люли пересыпала.
Красным золотом перевивала,
Ай, люли, люли, перевивала.
Со Москвы гости съезжалися,
Ай, люли, люли, съезжалися.
Этим кудряшкам дивовалися,
Ай, люли, люли, дивовалися.

Следующий обряд записан в Русском народном музее. г. Старый Оскол со слов Корольковой Анны Николаевны, 1891 года рождения.
Девки убиралися во все мужское, а парни - в девичье на второй день свадьбы. Берут курицу, несут к невесте. Тут все танцуют и на коленки падают, и припевают, и веселятся. Разными масками понарядятся, понакрасятся. Мужики и девки идут сперва мимо двора, их не пускают. Потом проходят в хату. Пускают их, и они садятся, обедают, танцуют, играют.
Чтоб все видели, какая она послушная, молодая спрашивала у свекрови: "Мама, что делать?". А свекровь: "Деточка, да ты еще управишься". Это если хорошая свекровь. А другая возьмет да и даст работу, чтоб проверить, умеет ли невеста что делать. Иногда недобрая свекровь и говорит: "Иди и танцуй". Невесте это очень обидно. А вот если ласковая свекровь, так она все ласково объяснит и поможет.
После свадьбы надевала молодая чепец широкий, высокий. Повязку и юбку больше не надевала, ей уже не положено, так как она уже жена. Вместо юбки надевала сафьян - тонкая-тонкая шерсть, расклешенная."

В украиноязычных селах после свадьбы молодая вместе с женщинами выполняла какую-нибудь работу, они пели:

"На огороде озеречко, плавало ведеречко.
Сосновые трости, дубовое донце.
Не кидай меня, сердце.
Плавало и другое трое суток с водою.
Выйди, дивчина, выйди, любчина,
Поговорим с тобою."
Я б и рада выходить, и с тобою говорить,
Лежит нелюб на правой на ручке,
Да и боюсь разбудить."
"Ой, дивчина моя люба,
Отвернись от нелюба,
Буду стреляти, буду пуляти,
Из-под зеленого дуба."
- "Ой, казаче молоденький,
У тебя коник вороненький,
Седлай коня, уезжай со двора,
Ты не мой, а я не твоя".
-"Рысью, мой коник, рысью, вороной,
Да до тихого Дунаю.
Около тихого Дунаю
Там я стану и подумаю:
Чи мне убиться, чи в море утопиться.
Не убьюся, и назад не ворочуся.
Бери, рыба-щука, мое бело тело,
А вы, ангелы, - душу.
И выкинь ты, речка, мои косточки на сушу.

На второй день свадьбы в селе Новеньком Ивнянского района невеста причитала о своей жизни у свекрови:

Ой, рассказывали, рассказывали,
Как свекрови угождать,
Поздно вечером ложиться,
Рано утром вставать.

В Старооскольском районе родня собиралась на "похмелки". Участвовали только близкие и родня, обязательно родители невесты.
Утром после дня свадьбы устраивалась баня для молодых. Мытье было совместным, мылись только молодожены. Иногда молодая пела о потерянной воле.
Через два дня после свадьбы тщательно испытывали молодую в доме жениха: пол мела, по воду ходила, на стол подавала.

В селе Кузьмино, завершая свадьбу, пели:

Мы пойдем кругом - рядом, кругом - рядом
По большим по боярам, по большим по боярам.
Мы найдем себе свашеньку, мы найдем себе свашеньку...


Как в худые времена
Полюбила невестушка деверя.
У деверя все ревнивая жена,
Ревнивая, хлопотливая была.
Не пущала со Ванюшею гулять.
Я гуляла, я гуляла
Со Ванюшею в лужку,
Подавала, подавала, подавала
Я Ванюше голосок
Через темный, через темный
Зеленый лесок...

Приговаривали:

"Хозяин, хозяин, хозяин какой,
Налили по рюмочке - давай по другой."

Общие словесные концовки свадьбы:

"Блинцы показали концы".
"Милые гости, вам хозяева не надоели?"
В заключение поют "расход".









Webmastering by Stevik, 2001